Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

кошка

подражая Драгунскому

Что ни говори, а мое детство прошло под влиянием книги Драгунского «Денискины рассказы». Кстати, сейчас читаю ЖЖ его сына. Как раз, прототипа того самого Дениски. Ну, и тезки, само собой. Интересно, рекомендую.

Да. Так, я решила верхний пост нарисовать. А что. У многих видела. Себе хочу. При чем тут Драгунский? Да в формате одного из рассказов хочу. Так будет проще чего-то дополнять и изменять. Вернее, двух рассказов: «Что я люблю» и «...И чего не люблю!»
Collapse )

Пы. Сы. Пост будет дополняться. То есть, в дальнейшем буков будет еще больше.
кошка

пять стадий горя

Отрицание

Под фотографией подруги на "Одноклассниках" хвалебные стихи из разряда тех, что зачитывают на юбилеях. С обязательными "Жизнерадостная и сильная с гордо поднятой головой". Дальше не читаю, закрываю страничку и пишу в ватсап: "Жанна, что у тебя за эмоциональные почитатели?".
Сообщение не уходит, и у меня постепенно нарастает тревога. Мозг напоминает, что глаголы в этом стихотворении стоят в прошедшем времени. Не нужно ничего перечитывать, я помню, но я не согласна.
Collapse )
Принятие

Работаю над этим.
кошка

не было бы хуже

Перегородка между моим и соседним кабинетом очень тонкая. Я уверена, что сосед слышит, как я учусь печатать десятипальцевым слепым методом. Но я точно слышу каждое слово из его постоянных бесконечных разговоров по телефону. Я надеюсь, что он, все-таки, звонит, а не пытается донести информацию просто в окно. Громкость подачи позволяет зародить такие сомнения.

И так мало кому понравится, когда рядом постоянный крик. Но когда он (крик) наполовину состоит из мата, а на вторую из "грубо говоря", я начинаю жаловаться и ныть.

Видимо, мои жалобы просочились сквозь стену, децибелы убавили, в речь добавили культуры. Для телефонных разговоров сосед вообще стал уходить в переговорную комнату.

Беда пришла, откуда не ждали: он начал петь. Петь! Даже не песни, а чукча-стайл. Вот это: "А давайте-ка посмотрим, какие у них це-е-ны!" Ни на какой-то определенный мотив. Какой там мотив! Там петухи по всей фразе. А у меня абсолютный слух! Господи, пусть он лучше матерится!
кошка

попытка оправдаться

Ирина Щеглова говорит: "Не болит, и не споешь". Писать, мол, нужно о том, что заешь, что можешь пережить внутри.
Но, наверное, это "болит" надо научиться как-то дозировать. Вот, пишу. И ничего особенного. Про детство, про буковки, про сны. И не могу: захлебываюсь болью.

Было у меня похожее. К нам на работу приехали с концертом дети из психоинтерната. Пели, танцевали, стихи рассказывали. Я смотрела на них, и было мне больно и страшно. Пока еще они в сознании, хоть и в измененном. Могут что-то заучить и показать, явно волнуются при выходе на сцену, радуются аплодисментам. Но у них нет будущего. Они неизлечимо больны. И через несколько лет кто-то из них умрет, так и не выйдя из детства. Кто-то превратится в овощ. Целый автобус маленьких людей без надежды на "долго и счастливо". И весь концерт я смотрела с ужасом и болью.

И, вот, с таким же ощущением сейчас мне пишется про мое счастливое детство. Девочка, о которой я пишу, еще не знает, что ее ждет. Но я знаю. И так мне за нее больно, что мое взрослое сердце готово разорваться.

Вот, что странно: я не считаю свою жизнь такой уж трагичной. Ну, есть детские судьбы и посчастливее, конечно. Но есть и пострашнее. И то, что я сейчас, не такое уж несчастное, хоть и с депрессией. За меня, которая сейчас, мне не больно. Я сильная получилась, справилась со всем, не опустилась, не сдалась. Моя жизнь - это про "который выжил", а не про "мама меня никогда не любила". Но, вот, за девочку, которая учится читать по пенопластовым буковкам и видит волшебные сны мне невыносимо. Наверное, зря я это все затеяла. Не вытяну, кажется. Я про книгу. Надо вернуться к простым постам, что ли. А то, там не могу, потому что больно. Здесь не могу, потому что все мысли там. Сама себя загнала. Это от большого ума, видимо.
книга

Не верь глазам своим (с)

- У вас зеркала в лифтах льстят гостям, - заявила я с порога вместо “привет”.
- Нисколько!, - возразила Ольга, - меня они, вообще, уродуют.
- Так, ты и не гость!

Знаю я коварство этих зеркал. Несколько лет назад с удовольствием вертелась в коридоре подруги перед одним таким.
- Рит, смотри-ка: я похудела.
- Эммм… Разумеется, ты очень похудела и вообще прекрасно выглядишь, но это зеркало у меня все хотят купить.

С Ольгой мы еще немного пообсуждали зеркала. Оказалось, что за время болезни я на самом деле уменьшилась в ширину. На обратном пути я себе улыбнулась.
книга

начало одной дружбы

Лагерь труда и отдыха “Чайка”. Все убежали на полдник. В спальне только я и девочка из параллельного класса, с которой мы не знакомы. Что-то пишет в блокнот. Мне скучно, я подхожу к ней:

- Чё пишешь?
- Песню.
- Спой.
- “В ночь уходя под шум дождя, не спрячу глаз я от тебя”..., - негромко запевает девочка.

Она поет, я смотрю на нее и не знаю, что делать дальше. Я не была к этому готова. Я ждала, что на меня посмотрят взглядом “ты дура?” или пожмут плечами или что там было принято между незнакомыми девочками в 15 лет на просьбу спеть. Да, что угодно, только не такое простое и логичное.

- Как тебя зовут? - спрашиваю я, когда песня заканчивается.
- Женя.
- Меня Наташа.
- Я знаю.
Collapse )
кошка

как это работает

Сидя дома, не напишешь интересную историю (особенно, если начинать с деепричастного оборота). Даже истории из прошлого имеют смысл только в связи с какими-то событиями в настоящем. А чтобы эти события происходили, нужно не сидеть в кресле с температурой и ноутбуком, а выйти из дома и смотреть по сторонам.

К сожалению, я не Суриков Василий Иванович: мне не превратить раненую ворону на снегу в "Боярыню Морозову", но какие-то подсказки из внешнего мира начала получать и я. Знающие люди из интернета не соврали: вдохновение можно найти в любой мелочи.

Это странно, потому что когда я затевала свой творческий процесс с целью психотерапии, я надеялась на сублимацию. Я думала, что творчество захватит меня, как самоцель. Что переведет стрелку паровоза мыслей с самоуничтожения на саморазвитие. И это все да, это так, это хорошо. Но как оказалось, главное не в этом.

Главное, что я вдруг стала замечать жизнь вокруг. Мне же нужно о чем-то писать! И так, чтобы было интересно читать хотя бы самой. Значит, мне нужно искать темы для историй вокруг себя. И это с моей-то наблюдательностью!
Collapse )

Вдруг оказалось что вокруг живут люди. Не "бляяяя... кто все эти люди!?", а люди со своими историями. У каждого своя жизнь. Я ее не знаю, но я могу поиграть в ее придумывание. Это же столько подсказок: одежда, выражение лица, жесты. А если они разговаривают между собой - это вообще готовый сюжет. Не всегда интересный, но все-таки.

Проехала машина, заплакал ребенок, резко подул ветер - это все можно превратить в историю. Я пока не умею превращать, но я уже начала их видеть. Это удивительно. Как будто черно-белый мир вдруг потихоньку начал закрашиваться в разные цвета. Не "голубым и зеленым". Коричневые оттенки тоже присутствуют. Но это не сплошная серая неинтересная масса. Это что-то такое, к чему стоит присмотреться внимательнее.

Раз уж я приравняла больничный к выходным (да, я так и сделала), то позволю себе отступить от правил художественного текста и порассуждать (уже позволила). И дорогие товарищи по диагнозу! Настоятельно советую графоманию как терапию от депрессии. Жизнь, может и не прекрасна, но она точно удивительна. И это особенно понимаешь, когда ставишь себе целю научиться писать интересные истории.
книга

без темы

Иногда на работе я очень занята. Так, что даже некогда уделить полчасика, чтобы написать короткий пост в дневник.

Я люблю такие дни. Они пролетают незаметно. У директора делается виноватое лицо. А моя самооценка взлетает до небес.

Обед сегодня отодвинула на два часа. Нужно было срочно доделать документы. Но партнеры задерживали с последними необходимыми данными. Написала предупредительно сообщение директору:

- Я голодная становлюсь страшно свирепой!
- А помните, Вы зимой быстро вылечились от простуды? Напишите мне, пожалуйста, рецепт Вашего волшебного чая, - он знает, как меня задобрить.

На работе лазарет. У соседей не вышли на работу два ключевых персонажа. Межсезонье. Простуда. Обычно это вызывает лишь легкую досаду, но в этом году в офисе пахнет бедой. Все мрачные, тихие. Впрочем, я и всегда без особой приязни прохожу мимо их столов.

У директора простудилась жена. И ему тоже нездоровится. Я строжусь, что кто-кто, а он не может себе позволить болеть.

- Сам не хочу. Что “не надо”, - цитирует он классиков.

Я держу лицо. Если ему нельзя болеть, то мне нельзя унывать. Кто же будет его подбадривать на работе, если не я? Не унылые же соседи.

После работы тоже пришлось немного задержаться. Зато, попала под первый снег. Загадала желание.
книга

почти страшная история

Для того чтобы попасть домой с работы мне нужно перейти два светофора. Иду я вчера неспешно уже ко второму, как вдруг слышу позади себя звуки борьбы, стон “Спасите!”, и меня, не успевшую обернуться, обгоняет, тяжело дыша, подросток лет двенадцати.

Я все-таки оборачиваюсь и вижу мальчишку такого же возраста. Только подумала, что никакой реальной опасности нет, как первый подбежал к перекрестку, а там красный свет и обратный отчет от 30 секунд.

Видимо, был всплеск адреналина. А как иначе объяснить, что я одновременно с резким “НЕТ!” оказалась около мальчишки и схватила его за руку? Я страшно испугалась, что он, спасаясь от “погони” попадет под машину. Движение в этом месте неслабое. Подбежавшего “нападающего” я тоже схватила за руку, но держала их обоих на расстоянии своих вытянутых рук друг от друга. Погоня - есть погоня: шансы должны быть равны.

- Почему “нет”?, - деловито поинтересовался убегавший.
- Но мне-то можно, - укоризненно сказал второй. Как я поняла, в этом эпизоде он отвел себе роль отрицательного героя, заслужившего трагическую гибель под колесами машин.
- А тебе-то зачем?, - уточнила я - Добыча-то здесь.
- Хм… логично, - уважительно закивал подросток.
- Но мне-то почему нельзя?, - настаивала “добыча”.
- Да потому что я не хочу видеть ваши…, - слово “трупы” застряло у меня в горле: дети все-таки.
- Кишки?, - услужливо подсказал ребенок.
- Бегите уже, - на светофоре загорелся зеленый, опасность миновала.
- Точно можно?
- Брысь!

Они побежали, оглядываясь на меня - глупую тетку, которая подумала, что они будут рисковать жизнью ради игры - переглядываясь и смеясь.

Зеленый свет там горит 45 секунд, можно перейти неспеша. Я шла и радовалась, что выгляжу глупо. Что на самом деле ничего мальчишкам не угрожало, а я смешно перестраховалась. И что это “спасите” было игрой, а не реальной просьбой о помощи. Облегчение было такое, как будто миновала настоящая беда.

- Ох, бегите, живите, - тихонько сказала я им вслед. Они не могли услышать, но оглянулись и опять засмеялись. И я засмеялась в ответ.
книга

День четвертый

Офис большой, наших там всего два кабинета: мой и директора. На оставшейся территории с разной степенью плотности сидят работники компании - арендодателя. Сам хозяин в штате не числится, руководит там драгоценная его супруга. Он же олицетворяет собой абсюлютную власть.

Он - мужчина дивной красоты. Он восхитителен, он упоителен, он ослепителен! Именно так он о себе и думает. И так же должны думать все окружающие. Особенно женщины.

Женщин он понимает и глубоко сочувствует нам. Конечно же, мы все влюблены в него с первого взгляда, страдаем и мечтаем о малейших знаках внимания, чтобы “всё думать. думать об одном и день и ночь, до новой встречи” (спасибо, Александр Сергеевич). Но он вынужден разбивать наши сердца. Он любящий и верный муж той Единственной, Которой Повезло.
Collapse )