Tais (benazir) wrote,
Tais
benazir

Categories:

от крыла бабочки

Вот, я никогда не знаю, что именно меня зацепит, какое «крыло бабочки» накроет с головой.

У соседки по кабинету заболел кот. Как-то неловко съел рыбу, косточка встала поперек горла. Соседка вызвала ветеринара на дом, весь день перезванивается с мужем, справляется о здоровье кота (завтра апдейтну, чем там все закончилось). Я вспомнила о своих коте и кошке, оставленных в Москве. Страшно затосковала по ним. С такой силой, что поняла (проклятая психотерапия!): тоскую не по ним, а по Сашке. Просто, тоска по нему стала настолько невыносимой, что я стараюсь об этом не думать. А сегодня накатило на уровне сублимации. И пошло-поехало. Я, знаете, вообще такая: я себя все время «накручиваю».

Я уже хвасталась жаловалась, что все, кто меня знают больмень хорошо, считают меня авантюрной, непредсказуемой, пассионарной. В общем, придумайте сами названия кому-то, от кого никогда не знаешь, чего ожидать. Сама же я думаю, что я максимально логичная. Каждое событие моей жизни, каждый мой поступок – они не сами по себе, они вытекают из целого ряда обстоятельств. Другое дело, что цепь этих обстоятельств и мыслей известна мне одной, а остальные видят только то, что видят. Ну, как если бы они не видели, как я банально иду, попеременно переставляя ноги, а заметили бы меня сначала в одной части поля, потом сразу в другой. И обвинили бы меня в умении телепортироваться.

А в 2002 году в Темрюке произошло наводнение. И наш дом географически попал в воду. Нет, у нас даже ни одна курица не погибла. Но моя жизнь навсегда разделилась на до- и после наводнения. Потому что это было нелогично, не запланировано. Это была стихия. И жизнь начала меняться, независимо от моих мыслей и планов.

Сначала мы переехали в другой дом. Дом был побогаче, конечно. Но Домом он так никому из нас и не стал. Я потом еще попыталась как-то выстроить себя в прежнюю форму. Ну, то есть, запустить свой собственный ход мыслей, влекущий запланированные события. Но в подсознании навсегда отложился страх знания: не все бывает по-моему, иногда обстоятельства сильнее нас. Исчез какой-то кураж «у меня все получится». Нет, это не значит, что перестало получаться. И это не значит, что я перестала действовать непонятно для других. Наверное, внешне я осталась прежней (вспоминаем все названия, которыми меня уже наградили). Но все, что я делала с тех пор – моя отчаянная попытка доказать себе, что ничего не изменилось.

Меж тем, моя жизнь стала разваливаться, как карточный домик.

У меня была семья: муж, трое детей. Было 2 собаки и 5 кошек. Была корова с теленком, было два кабанчика. Весной брали утят, забивали по осени. Дом был. Сарайки разные, баня, летняя кухня (вообще-то, в Темрюке она не летняя, а просто кухня, отдельно от дома). Сад был с виноградом, грецким орехом, вишней, сливами, абрикосами. Огород 20 соток, где помидоры давали несколько урожаев в год. Катька как-то нарисовала шариковой ручкой на листочке в клеточку ту нашу жизнь. Мне сейчас очень жаль, что я не сфотографировала листочек и не знаю, где этот рисунок.

В воде погиб грецкий орех и некоторые сорта винограда. Я в этом саду больше так никогда и не собрала ни одного урожая. Не то, чтобы я особо любила огород. Однако он утонул в наводнении.

В ожидании второй волны, забили поросят. Уехали из дома, жили у знакомых. Хорошо, было чем расплатиться: поросята к тому времени изрядно подросли.

Продали корову (Дженни) и теленка (Дарёну). Их, кажется, новые хозяева в том же году забили.

С нами на новое место жительства переехала одна кошка из пяти. То есть, Танька, Луша, Путя и Вовка (котенок Пути, то есть Путин котенок, как мы еще могли его назвать?) не поехали. Они просто на момент переезда куда-то пропали. Там расстояния небольшие, мы возвращались не раз, но они к себе больше не подпустили. Потом они так же комфортно жили с новыми хозяевами утонувшего дома (ну, он остался пригодным для жилья, но официально считался списанным): наш баянист из хора арендовал дом несколько лет.

В новом доме наш Гошка (небольшая лохматая дворняжка) жить тоже не стал. Он убежал через пару дней и пропал навсегда. Наверное, убили. Он, вообще-то, задиристым был. А может, подобрали, посадили на цепь. Он был красивым. Его подруга – приблудная Машка умерла через несколько лет. Скорее всего, от старости.

Кошка Феня, которая с нами переехала, тоже вскорости умерла. Просто, легла и умерла. Кто знает, почему.

Я поехала в Москву. Тогда еще думала, что у меня есть семья. Мы принимали решение вместе, все распланировали. И старшие дети в обсуждении участвовали. Это потом меня обвинили, что я уехала, всех бросила и так далее. Но мне ли привыкать одной расплачиваться за коллективные ошибки.

Сначала ушла Катька. В момент, когда мне особенно была нужна ее помощь, она вдруг заявила, что уже взрослая, у нее своя жизнь. Сейчас этого она не помнит. Как не помнит и того, что в предсказуемые моменты, когда «своя жизнь» показывала ей зубы, возвращалась к маме под крыло до очередной «своей жизни». Я насчитала восемь раз, когда я все прощала и давала возможность вернуться в семью. После предательства, после нападений, после боли. Детям прощается многое. Восьмой раз стал последним. У меня кончился ресурс материнской любви. Я вычеркнула дочь из своей жизни. Вот, это все помнят. В этом меня даже Сашка обвинил недавно. Мол, «всех разогнала, вот и одна». Ну, всех – не – всех, а ее-то точно вот это слово.

Потом ушел муж. Раз уж я тут «вспомним всех поименно», муж – Никита. Банально: другая женщина. Просто, она в него влюбилась, а он так истосковался по чувству, когда любят его, а не только он. Он и ушел. С той, понятно, не сложилось. Однолюб – это приговор. Но я и в этом объявлена виноватой. То есть, это я разлюбила, я развалила семью. Мне этот человек стал настолько безразличен, что я никогда даже не пыталась объяснить ему, что «виноват» тот, кто ушел. А тот, кто остался, все-таки, пытался что-то сохранить, как бы плохо это у него ни получалось.

Муж забрал Федьку. Я пыталась с этим бороться, но проиграла. И там была проведена работа, я объявлена монстром, и Федька меня сейчас ненавидит просто так. Наверное, за то, что не отвоевала. Я по нему уже даже и не тоскую. Уже совсем смирилась, без боли.

Со мной оставался только Сашка. Но он все взрослел, взрослел… И тоже ушел в свою жизнь. Не в один день. Как-то постепенно. Но, вдруг, обнаружилось, что он уже не просто рядом, а он «живет с мамой», что предосудительно в его возрасте. И мы вместе решили, что нужно «разрывать пуповину». И он тоже ушел. А я уехала. И теперь уже он далеко. И, почему-то, не звонит и не берет трубку, если звоню я. Отписывается в контакте. Мол, занят, извини. А я захожу в тот самый контакт, чтобы посмотреть: был в сети? Был – ну, все хорошо. Не был – мне страшно. И я лезу на сайт его работы, а у них там камера и написано, кто работает. И я вижу, что он на работе, и успокаиваюсь.

Приехала я домой. Это не то же самое, что «не возвращайтесь туда, где вы были счастливы». Всякое тут было, как и у всех в их жизнях. Но есть у меня правило: как только возникает мысль «что я здесь делаю?», из этого «здесь» надо уходить. Не всегда я ему следовала, но всегда потом жалела, почему сразу не ушла. В последнем случае «здесь» стала Москва. А уходить мне, кроме как в Барнаул, некуда. Правда, я не к маме. Ресурс дочерней любви у меня тоже закончился. Я просто туда, где имею право быть по факту рождения. Очень много скилов ветки безопасности дает это право.

Но, кажется, здесь я тоже потеряла все, что у меня было. Нет, подруги – они подруги. И сестра – тоже сестра. Я люблю их, и они мне рады. Но все эти годы они жили своей жизнью, в которой не было меня. И я не могу с порога велеть им срочно вернуть меня на прежние позиции. То есть, эти позиции есть и даже свободны. Но они давно задвинуты в чуланы. И нужно время, чтобы мне опять нашли место в жизнях. И я знаю, что это обязательно случится со временем. Но это время как-то же надо прожить. И я стараюсь, как могу. Но иногда какие-нибудь мелочи, вроде больного кота коллеги, запускают паровоз мыслей. И сжигает этот паровоз весь запас батареек. Но попытки его прогнать делают это (жгут батарейки) еще быстрее и больнее. Лучше уж дать ему проехаться в свое удовольствие. Ну, а что больно, так, «Вселенную не удивишь страданиями"
Tags: возвращенское, настроение
Subscribe

  • Кусочек чужого детства

    - Хочу играть на телефоне!. - заявляет Димка с порога. - А я хочу слона!, - пресекает его появившаяся следом Юлька. Димка огладывается на маму,…

  • зима!

    - Наконец-то морозы!, - дежурная светская беседа для чаепития. - Угу. Еще бы снега, - подхватывает тему директор. Этому разговору чуть больше…

  • не было бы хуже

    Перегородка между моим и соседним кабинетом очень тонкая. Я уверена, что сосед слышит, как я учусь печатать десятипальцевым слепым методом. Но я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments